Труженик (Теребени) - Александра Свирского церковь Николо-Теребенской пустыни

ПЕРЕЙТИ В ФОТОАЛЬБОМ
    

Фото. Анатолия Максимова. Июнь 2015 г.


   В 1756 году в Николо-Теребенской пустыни началось строительство стен. В этот период обитель испытала перепланировку. Новая церковь над святыми воротами появилась с западной стороны, а более ранняя надвратная церковь преподобного Александра Свирского на восточных воротах была разобрана. (Сами ворота здесь исчезли). Оставшийся от церкви подклет использовался, по одной версии, как часовня, по другой - как погреб. В настоящее время это - самое старое сооружение обители.

   
     (По материалам сайта Тверские своды.)

     (Фото. Анатолия Максимова. Июнь 2015 г.)
    


«Над святыми вратами церковь каменная во имя преподобнаго Александра Свирскаго».

К 320-летию освящения храма преподобного Александра Свирского в Николо-Теребенском монастыре.


   В последние годы в общероссийской и областной прессе распространилась информация о «подземном храме» в Николо-Теребенском монастыре, что расположился в Максатихинском районе близ реки Молога. Храм этот именуют в честь Александра Свирского и почитают, как часть неких «подземных» сооружений монастыря. На этот счёт распространено много различных легенд, по которым можно писать целые фантастические романы. Вместе с тем об истории этого храма почти ничего не известно. В данной статье мы постараемся разобраться в документах, проливающих свет на историю храма, и попробуем восстановить его облик на основании архивных исследований. Многие из нижеприведённых документов будут опубликованы впервые.
   Храм преподобного Александра Свирского является одним из древнейших храмов обители. Его упоминает документ XVIII в. в перечне храмов обители: «Святых церквей пять: 1-я во имя святителя Николая, 2-я Благовещения Пресвятыя Бгородицы, 3-я Сретения Господня, 4-я Александра Свирскаго, 5-я Иакова Боровицкого, каменного строения в благолепии и твердости, строены 1687 года» и называет датой построения всех церквей обители – 1687 г. Хотя стоит предположить, что в один год все храмы монастыря построены быть не могли. Возможно заложили их в один год, получив какой-либо весомый вклад, а вот освящали их в разное время.
   Это подтверждают и архивные документы. Почти чудом уцелела в фонде Николо-Теребенского монастыря грамота митрополита «Новгородскаго и Великолуцкаго Иова данная строителю Теребинской пустыни Адриану об освящении в монастыре вновь выстроенной каменной церкви» от 29 декабря 1699 г. В грамоте сказано о том, что строитель пустыни Адриан «били челом» митрополиту о том, что «построена в том монастыре над святыми вратами церковь камена во имя преподобнаго Александра Свирскаго Чудотворца и ко освящению во всем приготовлена». В ответ на челобитную «Великий Господин Преосвященный Иов митрополит Великаго Нова Града и Великих Лук пожаловали их строителя с братиею благословить тое новопостроенную церковь преподобнаго Александра Свирскаго ему строителю Адриану с братиею … соборно по чину по новоисправленному требнику на антиминсе освятить».
   Сразу же возникает вопрос о том, почему церковь названа надвратной. Территория монастыря, что в XVII столетии, что сейчас имеет форму прямоугольника. Вот только в XVII столетии она по своей площади была меньше, чем сейчас. Позднее расширению территории поспособствует строительство огромного каменного Никольского собора, который украшает территорию и доныне. Именно тогда, в первой половине XIX в. восточные границы монастыря будут отодвинуты примерно на 30 метров восточнее. Восточный вход сохранился на территорию обители и поныне, тогда же он был куда ближе к храму, и в последующих документах описывались при храме «малые» врата.
   Кроме даты освящения и материала строительства в конца XVII в. до нас не дошло никаких сведений о храме. Первое обстоятельное описание церкви Александра Свирского мы находим упомянутом в описи монастырского имущества за 1792 г. Указывается её точное место расположения и состав самого здания, которое было весьма любопытным: «С восточной стороны (территории монастыря – Д.И.) церковь во имя преподобнаго Александра Свирского Чудотворца каменнаго же строения, крыта тесом, глава опаяна жестью, крест железный вызолочен. В оной церкви иконостас сделан новой столярной работы и поставлен на место с святыми образами ещё не написан».
   Упоминаются и восточные ворота при храме: «На восточной стране в ограде святые врата над ними восемь святых образов писаны красками, шпиль крыт тесом, по сторонам две кельи, крыша весьма ветха».
   Итак, из описи следует, что церковь Александра Свирского была небольшая и одноглавая, но без существенных деталей, изложенных ниже в описи, её облик будет неполным: «Под церковью Александра Свирского две кладовые палатки. Подле той церкви с северныя страны две кельи с сенями и чуланы. Под теми кельями два погреба с однем выходом, крыша ветха».
   То есть, храм был расположен на высоком подклете, где имелись две кладовые комнаты. При внимательном рассмотрении существующих ныне остатков церкви, сразу бросается в глаза тот факт, что этот подклет поднимается над землёй на несколько метров. Кроме того, в восточной части подклета есть окна с решётками, которые ныне засыпаны, а вот ранее явно служили для освещения нижних помещений.
   К сожалению подобных архитектурных аналогов одноглавой, двухэтаджной церкви без алтарной апсиды с востока в близлежащих селениях мы не имеем. Ближайший по времени построения к Александро-Свирской церкви храм находится в Бежецке – это Крестовоздвиженский собор. Построенный на рубеже XVII-XVIII вв. храм так же имеет квадратную форму и увенчан одной главой. Но полным аналогом он явно служить не может. Ещё один храм, очень близко подходящий по времени и архитектуре сохранился в Белозерске – это каменный Богоявленский храм. Он имеет два этажа, вход на второй этаж осуществляется по чердаку трапезной.
   Ещё одна деталь в описании храма – с северной стороны от него имелись кельи с погребами. И тут встаёт закономерный вопрос, что же сохранилось в монастыре до наших дней: «кладовые палатки» в основании церкви Александра Свирского или «два погреба» над которыми стояли кельи «с сенями и чуланы». У сохранившихся подземных комнат один выход в южную сторону. Учитывая то, что с юга от имеющихся комнат должна была стоять церковь, расположение выхода не логичное, т.к. с крыши храма всяко будет съезжать снег и стекать вода и вся она пойдёт вниз в погреб. В случае же, если это основание храма Александра Свирского всё куда логичнее – выход на южную сторону, т.к. с запада было пристроено крыльцо-паперть со ступенями в храм. Окончательно решить этот вопрос могут лишь археологические раскопки стен храма. Возможно, мы увидим и наружные наличники восточных окон церковного подклета, которые ныне засыпаны.
   Неясным остаётся и то, почему в храме в конце XVIII в. стоял новый иконостас без икон. Видимо проводился ремонт и освящение церкви было отложено из-за ветхой кровли.
   Кровлю отремонтировали лишь в 1817 г. Строитель обители иеромонах Макарий испросил разрешения у Тверского архиепископа Серафима на перекрытие крыши на Благовещенской и Александра Свирского церквях. Резолюция правящего архиерея: «Дозволить по сему. 1817 г. сентября 3 дня».
   В документах обители сохранился контракт на исполнение кровельных работ. Подрядился «в оной пустыне на церквах Благовещения Пресвятыя Богородицы и Александра Свирскаго, как на Благовещении, так и на Александре Свирском две главы покрыть коропкаю на деревянной остропилке, равно и два четверика и два алтаря стрешневой, на Александре Свирском вышеозначенную крышку покрыть гребенкою обрешетить» мещанин из г. Бежецка «цеховых дел мастер» Андрей Тимофеев Бардин. Контракт написан 2 сентября 1817 г. Иеромонах Макарий вместе с братиею получили обязательство от Андрея Бардина в том, что «как под главы, так и два четверика и два олтаря и трапезу обрешетить своими работниками из их монастырских материалов», а так же и кровлю покроет он «ценою за шестьсот рублей…» и за хлеб.
   Кровлю поменяли, но храм опять так и не освятили. История продолжилась в 1821 г., когда строитель обители иеромонах Серафим пишет прошение архиепископу Симеону. В нём он описал описывает храм в деталях: «имеется внутри монастыря каменная во имя преподобнаго Александра Свирского церковь, которая от начала после построения внутри только отделена, а неотщекотурена, окна в ней зделаны довольно малы, и те, одно другому не симметричны. Так же позади оной церкви въезжия простыя ворота с небольшими при оных строениями пришли в ветхость, почему и желательно нам внутри оной церкви отщекотурить, окна несколько распространить и зделать в ней живопись по местам с приличною уборкою, так и ворота с ненужными для монастыря строениями разобрав переделать вновь».
   Правящий архипастырь 21 января 1821 г. положил свою резолюцию «Дозволить произвести означенныя поправки и переделки с употреблением на то монастырской церковной суммы».
   Почти год потребовался на исполнение задуманного. В ноябре того же года иеромонах Серафим отправил новое прошение новому Тверскому архиепископу Ионе, где чётко расписал проведённые в храме работы: «В оной пустыни церковь во имя преподобнаго Александра Свирскаго возобновлена, то есть внутри вся оштукатурена, окна прибавлены и зделаны в симметрию и учинено по местам стенное писание с приличною уборкою». Запомним факт росписи храма, к нему мы ещё вернёмся.
   В том же прошении строитель монастыря предлагает переосвятить храм в честь Владимирской иконы Божией Матери: «Но как на престол и жертвенник срачицы от долговременности перетлели, то самая необходимость требует оныя срачицы снять и устроить новыя, а по сему и престол и жертвенник освятить снова. Желательно же нам оную церковь переименовать во имя Владимирския Божия Матери празднуемыя 23 июня, а тем сделать день сей гласным и торжественным потому, что в оный день каждогодно с чудотворным образом Святителя Николая начинается крестный ход из сея обители в г. Бежецк, а что б преподобному Александру Свирскому празднование не учинилось, то наименовать придельной в соборной церкви храм Якова Боровицкаго храмом Якова Боровицкаго вместе и Александра Свирскаго, а более потому, что оне и на местном старинном образе в сем храме написаны вместе, а не раздельно».
   Прочитав прошение, владыка Иона распорядился так: «Возобновленную церковь устроить, срачицы переменить и вместо Александра Свирскаго переименовать в честь Владимирския Божия Матери и придельный храм наименовать по желанию о освятить по чиноположению». Освящение бывшего Александро-Свирского храма было совершено строителем иеромонахом Серафимом 19 февраля 1822 г. в честь Владимирской иконы Божией Матери.
   Особо нас интересует вопрос о росписи храма, а так же о написании икон для него. В этот период в монастыре трудился художник Никифор Крылов. Он родился в 1802 г. в Калязине и трудился, по имеющимся сведениям, в артели странствующих иконописцев. В 1821 г. Никифор Крылов уже трудится в Николо-Теребенском монастыре на росписи церкви Александра Свирского, а так же и на других живописных работах в обители. В 1825 г. в «Книгах записи прихода и расхода церковной суммы» имеется следующая запись: «Генварь, 10. Живописцу Никифору Крылову за росписание во Владимирской церкви паперти, за написание девяти картин чудес Святителя Николая и двух местных образов заплачено денег семь сот рублей. Оныя деньги получил живописец Крылов и всеручно расписался». По некоторым сведениям за год до этого Алексей Гаврилович Венецианов заметил талантливого художника и пригласил его в Петербург, куда Крылов отправился, видимо, по получении денег за свою работу.
   Разобрали Владимирский – бывший Александро-Свирский – храм в 1830 г. при подготовке места под новый Никольский собор. В феврале 1830 г. новоторжский ямщик Гаврило Иванов Пожарский «с детьми своими Никифором, Михайлою и Петром Гавриловыми» заключили контракт со строителем пустыни иеромонахом Серафимом на строительство «в оной Теребенской пустыне по утвержденному плану и фасаду каменной во имя Святителя Николая Чудотворца с трапезою и колокольнею церкви». Одним из условий контракта было «старыя церкви в оной пустыне соборную с колокольнею и Владимирскую разобрать до основания, полы выбрать, железныя крыши снять, так что бы листы не измять, кирпич от извести очистить и покласть в клетки, фундамент весь дочиста изо рвов вынуть и покласть в кучи». Данный документ – ещё один повод усомниться в том, а сохранился ли вообще в монастыре храм Александра Свирского?
   Возможно, что при разборке храма, решено было нижний этаж его не разрушать, а найти ему применение в хозяйстве и, засыпав, сделать из него погреб.
   Документы конца XIX в. уже не упоминают Владимирской – она же Александра Свирского – церкви. В 1886 г., когда игумен Феофан задумал большие ремонтные работы в монастыре, есть несколько строк и об интересующем нас погребе. «Вышневолоцкий купецкий сын Василий Иванов Соловьёв» выступил подрядчиком на ремонтных работах в монастыре. Исполнял работы «крестьянин новоторжской ямской слободы» Александр Фатчихин.
   Среди прочего было оговорено договором: «№ 55. За холодным собором ветхие теплые каменные погреба со сводами исправить, при входе в погреба с западной стороны сделать три новых кирпичных стены со сводом, а из него устроить каменный выход с лестницею и дверями, потребными железными крючьями, петлями и запорами, под новым сводом устроить деревянный засек для овощей, а сверху оных погребов устроить три вентиляционных кирпичных трубы, а в существующих погребах стены со сводами выбелить, двери исправить и настлать бревенчатые полы, по окончании новые своды завалить землёй и от входной двери изнутри погребов мусор весь вычистить».
   Из документа видно, что западная часть «погреба» была выстроена в 1886 г., тогда же появился и выход на южную сторону. Но тогда не ясным остаётся назначение западного окна с решёткой, которое выходит на лестничный спуск и восточных окон с решётками, которые засыпаны землёй. Зачем в погребе делать таковые? Изучая этот вопрос, мы всё же склоняемся к выводу о том, что мы имеем дело не с простым погребом, а с цокольным этажом храма Александра Свирского – позднее Владимирской церкви. Бытовавшая легенда о том, что это храм, тому тоже косвенное подтверждение.
   Есть и ещё одно косвенное подтверждение. Священник Геннадий Севастьянов рассказывал, что именно отсюда по подземному ходу отправлялся на берег Мологи крестный ход в часовню. Конечно, вряд ли по подземному ходу. И всё же не является ли это предание отголоском того, что в день Владимирской иконы Божией Матери большой Бежецкий крестный ход начинался здесь – в стенах Владимирской церкви?
   В архитектурном паспорте Николо-Теребенского монастыря описывается следующим образом: «Погреб расположен в центральной части монастыря, между Никольской и Благовещенской церквями. Сооружение кирпичное, снаружи засыпано землёй. В внутренняя планировка необычна для погреба: два одинаковых, прямоугольных, изолированных друг от друга помещения (северное и южное), которые сообщаются дверными проёмами в западной стене с прямоугольной камерой. Из камеры наружу ведёт кирпичная лестница. В восточных стенах основных помещений устроены по одному окну и нише. В западной стене южной камеры сделано ещё одно окно, выходящее на лестницу. Все помещения погреба перекрыты коробовыми сводами, стены не оштукатурены, полы земляные. В окнах сохранились решётки из кованных железных прутьев». При этом в документах, говорящих о погребе, особо подчёркивается, что это «по преданию подземная церковь».
   Так же в фондах Главного управления по охране памятников истории и культуры Тверской области хранится документ, датированный 1 августа 1996 г. Это акт осмотра памятника архитектуры. В нём сказано: «Общее состояние памятника аварийное. Внутренняя планировка необычная для погреба. Кирпичное сооружение засыпано землёй. Все помещения перекрыты коробовыми сводами. Стены не оштукатурены». Уже тогда были замечены провалы и частичные обрушения памятника.
   Ныне своды упали почти полностью. С каждым годом размываются их остатки. Хотя даже в таком состоянии заметны характерные особенности здания – две камеры, окна на восточной стороне и окно на западной. Сейчас требуются раскопки сооружения и срочные противоаварийные работы – накрытие сооружения защитным колпаком от снега и дождя. И изучение сооружения. Ведь возможно мы имеем дело с остатками храма конца XVII столетия, которых на всём северо-западе области больше нет.
   Год, когда празднуется 320-летие освящения храма Александра Свирского, - весьма удобный момент для того, что бы обратить внимание на этот загадочный объект с восточной стороны от Никольского собора Николо-Теребенского монастыря.

   Денис Ивлев, историк.

   Источники:
   1. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, Д. 36 А. Разного рода контракты и условия старины.
   2. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, Д. 1030. Грамота митрополита Новгородскаго и Великолуцкаго Иова данная строителю Теребинской пустыни Адриану об освящении в монастыре вновь выстроенной каменной церкви. 29 декабря 1699.
   3. ГАТО, Ф. 160, Оп. 2, Д. 3165. О учинении Николаевской Теребенской пустыни всему монастырскому имуществу, там же церковной утвари и ризнице вновь описи. 1792 г.
   4. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, Д. 37. Книга данная из Тверской Консистории для записки прихода и расхода церковной суммы в Теребенскую пустыню на 1825 г.
   5. ГАТО, Ф. 160, Оп. 2, Д. 3361. Дозволении при Теребенской пустыни деревянныя крыши на Благовещенской и Александровской церквях перекрыть вновь железом. 1817 г.
   6. ГАТО, Ф. 160, Оп. 2, Д. 3380. О дозволении в Николаевской Теребенской пустыни церковь во имя преподобнаго Александра Свирского переделать вновь. 1821 г.
   7. Главное управление охраны памятников истории и культуры Тверской области. Архив. Дело № 1330, Николаевская Теребенская пустынь. Погреб (Подземная церковь, 25/III – 96 г.).

   
     (По материалам сайта Георгия Победоносца и великомученицы Варвары села Матвеево - Георгиевский приход села Матвеево.)
    


Посмотреть всю карту