Торжок - Спасо-Преображенский собор

ПЕРЕЙТИ В ФОТОАЛЬБОМ
    

ул. Медниковых (ул. Соборная)

Фото. Олега Гусарова с сайта http://www.sobory.ru/.


   Известно, что в феврале 1238 года деревянный храм Спаса сожгли татаро-монголы.Первый каменный собор в центре новоторжской крепости был построен в 1364 г. на средства новгородских и новоторжских купцов. В 1372 г., при разорении Торжка тверским князем Михаилом Aлександровичем, в соборе сгорели и задохнулись в дыму скрывшиеся в нём горожане. В Писцовой книге г. Торжка 1625 г. о нём записано: "в городе храм всемилостивого Спаса камен... да в том же соборном храме придел вверху на полатех вход во Иерусалим ... да в том же храме предел Пречистая Богородице Одигитрия муромская ... да подле товож соборново храму храм Афонасья и Кирила древен".
   Среди жертвователей храма были княжна Ирина Мстисловская, царь Симеон, дворяне Иван Тыртов, Иван Урусов, Николай Новокщенов, купец Г. Мишурин.
   В 1406 г. в часовне под правым престолом в каменной гробнице были погребены останки благоверной княгини Иулиании, жены вяземского князя Симеона Мстиславовича, правившего в Торжке вместе со смоленским князем Юрием Святославичем. Иулиания была убита князем Юрием, посягнувшим на её верность мужу. Впоследствии она была причислена к лику святых. Её память отмечается 3 января и 15 июня.
   Доныне сохранившееся здание собора было построено в 1812-1822 гг. по проекту архитектора К.И. Росси, считается «одним из лучших и великолепных» храмов города. На его постройку были употреблены материалы упразднённых церквей: Филипповской, Никитской, Жён Мироносиц. Собор был закрыт для богослужений в 1930 - 1931 гг. В советское время утрачены и мощи св. Иулиании.

   
     (По материалам изданий Лопатина Н.А. История города Торжка в названиях улиц. Изд. 2-е, испр. - Тверь, "Лилия Принт", 2002. и Набор открыток. Торжок. Монастыри и храмы.-Торжок, ОАО "Пожтехника".)

     (Фото. Олега Гусарова с сайта Народный каталог Православной архитектуры.)
    


Фото. Андрея Агафонова.


   Спасо-Преображенский собор. Вероятно, в Торжке, с основания сего города в 12 веке существовал соборный храм, может быть, посвященный Преображению Господню. Первый каменный в честь Преображения Господня собор был построен в 1364 году на средства Новоторжских и Новгородских купцов. В 1372 году, при разорении Торжка Тверским князем Михаилом Александровичем, скрывшиеся в соборе многие из граждан сгорели и задохлись от дыма. В 1406 году в этом соборе была погребена в каменной гробнице княгиня Иулиания, пострадавшая за целомудрие от князя Смоленского Юрия. Близ этого (древняго) каменнаго собора встарину было две деревянныя церкви - одна из них посвящена была святым Афанасию великому и Кириллу, Александрийским патриархам, а другая - святому Николаю; здесь же существовал женский Мироносицкий монастырь. В писцовых книгах П. Нарбекова 1625 года находится описание каменнаго Спасо-Преображенскаго собора, но по всей вероятности, не того, который был построен в XIV веке. Из описания собора видно, что он был благоукрашен, имел много ценных икон, богат был церковной утварью. Нарбеков пишет: "Город Торжок, а под ним река Тверца, а по другую сторону ручей Здоровец... А в городе храм Всемиластиваго Спаса камен; а в нем Божия милосердия: деисусов двадцать одна икона, да 11 икон средних на золоте, а поля на красках, да деисус, а в нем десять икон на красках, венцы у них на золоте; царские двери на золоте; да местный образ Преображение Спасово на золоте, прикладу у него шесть гривенок басменных серебряных позолоченных, да шесть копеек, да восемнадцать литых серебряных же; да образ Иван Богослов; да крест серебряной, да образ Симеон Богоприимец, да Екатерина Христова мученица в деянии на празелени; да образ местной Пречистая Богородица Одигитрия на злате, да образ Пречистыя Богородицы на злате за престолом, ветх, да крест запрестольный на празелени ветх; да Пречистая Богородица выносная на злате на киоте, а поставление протопопа с братиею, прикладу у Спаса и у Пречистой Богородицы венец сканный с финифтом; да на престоле Евангелие печатное, оторочено барохатом червчатым; да крест благословенный обложен серебром, позолочен, да сосуды серебряны, а покровцы у них атлас золотной, а Евангелие и крест и сосуды положение царя Симеона (вероятно, Бекбулатовича); да сосуды оловянные положение княжны Ироины Мстиславской, да хоруговь ветха на злате, да образ пречистыя Богородицы пядница обкладная, а поставление царя Симеона, да образ Николы чудотворца пядница большая поставление Ивана Тыртова, да книги, две триоди, да два охтоя, да апостол, да минея общая, да псалтырь, печатные, а положение царя Симеона, Евангелие толковое, печатное ветхо, да потребник, да служебники печатные ветхи, а положение подъячаго Дмитрия Елисеева, да служебник ветхий письменной, а положение Ивана Урусова"... Между облачениями упоминаются ризы бархатныя с золотым оплечьем, повседневных риз четыре и пр... положение разных лиц (царя Симеона, Николая Новаковскаго, Ивана Урусова). В соборе, как видно из из описания его Нарбековым, было два придела - один в честь Входа Иисуса Христа в Иерусалим, на полатях, а другой в честь Пречистой Богородицы Одигитрии Муромской. Этот описанный Нарбековым) Спасо-Преображенский собор существовал до 1814 года. Церковь святых Афанасия и Кирилла давно уже не существует, а церковь святого Николая была разобрана в 1840 году. Последняя церковь была построена в 1769 году иждивением соборнаго протопопа Марка Иванова.


Фото. Андрея Агафонова.


   Прежде нынешняго собора в Торжке существовал второй каменный, в тоже наименование, собор с одним только приделом в честь Пресвятыя Богородицы, именуемой Муромскою, под которою, вероятно, нужно разуметь святочтимую икону Божией Матери - Одигитрии, Выдропуской. Названа же Муромскою, нужно полагать, потому, что эта икона была взята (в плен) в городе Муром, откуда чудесным образом была возвращена в Выдропуск (село Вышневолоцкого уезда), а из Выдропуска - в Торжок. Эта местночтимая за чудотворную икона находится ныне в иконостасе между главным престолом и южным, посвященным в честь Божией Матери Одигитрии, в серебряной позлащенной ризе, в особо устроенном киоте. По преданию, с этою иконою бывал ежегодно 18 июня крестный ход из села Выдропуска в Торжок, где она оставалась на некоторое время в соборе, а затем с крестным ходом возвращали её в Выдропускую церковь; но после одного принесения 18 июня в Новоторжский собор она уже не была возвращена в Выдропуск, где имеется точный с нея список. О Выдропуской иконе хранится (в церкви села Выдропуска) "Душеполезная повесть", списанная князем Георгием Звенигородским (см. № 13 Твер. Еп. Ведом. за 1901 г.). В серебряном окладе в венце Богомладенца (на Выдропуской иконе) вложен перстень с рубином и бриллиантами; этот перстень был пожертвован новоторжским купцом Григорием Мишуриновым, а ему был подарен в 1818 году (в проезд через Торжок) Прусским королем Фридрихом-Вильгельмом. Ради сей иконы ежегодно 18 июня бывает большой (из Новоторжских монастырей и градских церквей) крестный ход в собор, для крестнаго хода причты всех церквей, после ранних литургий в своих храмах, собираются в Борисоглебский мужской монастырь, а из него уже направляется один всеградский крестный ход в собор, где совершается поздняя литургия; а после оной молебен Пресвятой Богородице... В большой крестный ход 11 июня в Борисоглебский монастырь впереди всех икон диаконы в облачении несут из собора чудотворную икону (тогда как другия иконы несут миряне, мужчины и женщины) и во время хода отправляется молебен Пресвятой Богородице.
   Ныне существующий в Торжке Спасо-Преображенский каменный пятикупольный собор построен на месте прежде бывшаго; начат постройкою по разрешению Тверского епископа Мефодия 16 февраля 1812 года, а окончен в 1822 году. В нем три, под ряд расположенные, престола; главный посвящен Преображению Господню, правый - во имя святой благоверной княгини Новоторжской (Вяземской) Иулиании (в документе о пожаре в городе Торжке, в 1742 году близ городского собора упоминается деревянная церковь в честь святой мученицы Иулиании Никомидийской, память коей совершается 21 декабря; вместо сего сгоревшаго храма в Спасо-Преображенском соборе устроен уже придел не в честь святой мученицы Иулиании Никомидийской, а во имя благоверной княгини Новоторжской Иулиании, что значится и в антиминсе сего престола: "в храме благоверной княгини Иулиании" - выдан Тверским архиепископом, впоследствии Санкт-Петербургский митрополит, Григорием 11-го октября 1842 года). Левый придел посвящен Пресвятой Богородице ради ея чудотворной иконы Одигитрии - Выдропуской (или Муромской) и праздненство ей совершается 18 июня. На постройку собора, между прочим, были употреблены материалы от упраздненных церквей - святого апостола Филиппа (близ Борисоглебского монастыря), святого великомученика Никиты (где ныне Покровская единоверческая церковь) и святых Жен Мироносиц (близ собора, где ныне находится пивоваренный завод Каттербаха).


Реставрация храма.


   В Преображенском соборе осталось довольно старинных икон, бывших в прежних храмах; из них особенно замечательна храмовая, в главном иконостасе, икона Преображения Господня; на эту икону сделана была серебряная риза, как видно из надписи, в 1793 году. Из богослужебных сосудов более других древний, серебряный позлащенный, с надписью по краям онаго: "построен сей сосуд в городе Торжке в соборную церковь Преображения Господня по обещанию протопопа Марка Иванова на собственныя его деньги 1751 году, а весу в них 4 фунта 82 золотника, ценою по 20 копеек золотник, за позолоту 17 рублей, итого 110 рублей". Из евангелий - самое древнее, напечатанное в 1664 году при патриархе Иоасафе. На окладе евангелия надпись: "Лета 7172 (1664) построил сие Евангелие Живоначальныя Троицы Сергиева монастыря архимандрит Иоасаф, новоторжец, во град Торжок в соборную церковь Преображения Спасова и Пресвятыя Богородицы, никому неотъемлемо во веки". На первом белом листе написано: "Лета 7201 июля 21 дня по указу великих государей и великих князей Иоанна Алексиевича и Петра Алексиевича всея великия и малыя и белыя России самодержцев. Выдана ризница во град Торжок в соборную церковь Преображения Господня на Москве из приказу большой казны протопопу Никифору Иванову с братиею, а выдал большой казны казначей Гаврила Иванович Головкин, да отец его Иван Семенович Головкин, да того же приказу дьяки Димитрий Степанович, да Роман Титович Смирнов, да подъячий Василий Васильев, сын Юхнов". Это Евангелие начато печатанием "в лето 7182 (1644 по Р. Хр.) января 22 дня в 31-е лето царствования Михаила Феодоровича, при сыне его благоверном государе Алексие Михайловиче. Окончено в тот же год июля в 20 день в 32 лето державы Михаила Феодоровича, в 3-е лето патриаршения Иосифа". В конце Евангелия написано обращение к священноначальникам, священноинокам, священникам и ко всем благочестивым людям с просьбой: "аще прилучится некое прегрешение, милостива нам будите и не зазарив ума нашего немощи и недоумения. Сами же сподобльшеся от Богомладенца больших дарований духовных исправляйте, понеже и вы требуюте милости от Бога и человек. И извольшему же вам сие видети, хвалу и благодарение воздавайте во веки, аминь". Второе Евангелие в четверть листа, напечатанное в Москве, в 1685 году при патриархе Иоакиме. Третье Евангелие в лист напечатано в Москве в 1703 году при Петре I. Есть еще несколько старинных Евангелий (1722 - 1791 г. др.). В часовне, устроенной под правым (в честь благоверной Иулиании) престолом, в каменной гробнице покоятся останки благоверной княгини Иулиании, местночтимой; на гробнице находится металлическое изображение угодницы Божией. Над гробницей устроен балдахин; на стенах этой часовни находится несколько старинных икон.


Реставрация храма.


   Преображенский собор; две церкви теплая и холодная: 1-я) каменная Холодная построена в 1822 году, престола три: главный средний Преображения господня, южный Святой Благоверной Княгини Иулиании, северный Смоленской Божией Матери. 2-я) Теплая построена в 1842 году, престола три: средний Входа Господня во Иерусалим, южный Неопалимыя Купины Божией Матери и Святого великомученика Никиты, левый Святителя Николая и Митрофания Воронежского.
   Церковные документы: опись 1863 года, метрики с 1788 года, исповедные с 1820 года, план на землю.
   В 1901 году служили: Протоиерей Александр Евфимович Соколов 60-ти лет, окончил духовную семинарию, священником с 1863 года, Протоиереем с 1894 года, состоял Директором тюремного отделения, уездным наблюдателем церковно приходских школ, награжден в 1896 году наперстным крестом. Священник Иоанн Васильевич Знаменский 36-ти лет, студент семинарии, в служении с 1885 года, священником с 1888 года, состоял Директором тюремного отделения и законоучителем городского училища, награжден в 1898 году скуфьей. Диакон Феодор Владимирович Образцов 25-ти лет, диаконом с 1895 года. Диакон, в должности псаломщика, Арсений Иоаннович Ильинский 26-ти лет, в должности с 1893 года, диаконом с 1899 года. Псаломщик Николай Георгиевич Томилин 43-х лет, в должности с 1884 года. Церковный староста мещанин Иаков Васильевич Новоселов в должности с 1876 года, награжден в 1897 году золотой медалью.
   Прихожан - 49 дворов (159 мужчин, 174 женщины).
   В 1914 году служили: Протоиерей Александр Соколов 74-х лет, окончил семинарию, на службе 51 год, в Преображенском соборе 21 год. Священник Иоанн Знаменский 50-ти лет, окончил семинарию, на службе 29 лет, в Преображенском соборе 26 лет. Штатный диакон Василий Колтыпин 42-х лет, на службе 22 года, в Преображенском соборе 5 лет. Псаломщик Василий Лебедев 30-ти лет, на службе 2 года, в Преображенском соборе 1 год. Псаломщик-диакон Василий Понамарев 42-х лет, на службе 20 лет, Преображенском соборе 7 лет.
   Прихожан - 176 мужчин и 182 женщины.

   
     (По материалам изданий Монастыри и приходские церкви г. Торжка и их достопримечательности. - Тверь, 1903., Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901. и Справочная книга по Тверской епархии. - Тверь, 1915.)

     (Фото. № 2, 3 Андрея Агафонова. Фото. № 4, 5 реставрации собора из сообщества Новый Торжок в Контакте. 2022 г.)
    


   На начало августа 2022 года реставрация Спасо-Преображенского собора идёт полным ходом. Советское бетонное перекрытие, которое делило огромное пространство Храма на два этажа для нужд размещавшегося здесь завода «Элма» снято. Это стоило больших усилий и инженерных знаний, если что-то было бы рассчитано не так, то стены здания могли запросто «сложиться». Сейчас этот вопрос успешно решён. По историческим сведениям в подклете Храма раньше был источник святой Иулиании Новоторжской, от которого исцелялись. Источник найден. Вся проявляющаяся мощь места говорит о том, что это будет свой Исакий. Финансирование федеральное, реставрацию контролирует даже Президент.

   
     (По материалам сообщества Новый Торжок в Контакте. 2022 г.)

    

Нина Лопатина

История строительство нового Спасо-Преображенского собора в Торжке


   К середине XVIII в. собор обветшал. Это известно из прошения прихожан, отправленного в Тверскую духовную консисторию 12 марта 1768 г. В нём сообщалось, что в стенах храма появились трещины, из кладки сводов выпадали кирпичи. 13 марта Коллегия экономии распорядилась сделать план и смету на ремонтные работы, а Тверская провинциальная канцелярия в промемории от 29 мая в Тверскую духовную консисторию ответила: «по неимению в ведомстве здешней провинциальной канцелярии ко учинению плана знающего человека, к находящемуся при строении здешнего города архитектору Никитину[1] сообщить и требовать, чтоб он означенный план со сметою повелел сочинить находящемуся в Торжку при строении помощнику его[2], о чем к нему и сообщено». 22 декабря 1768 г. в указе Коллегии экономии сообщалось, что «находящимся во Твери архитектором Петром Никитиным свидетельство учинено. Указ с планом и сметой посланы в Новоторжскую воеводскую канцелярию для исполнения»[3], что это был за проект, «сочинённый» П.Р. Никитиным или его помощником И.Т. Парфентьевым – нам не известно.
   Проект этот остался под спудом, так как у города и у прихожан не было достаточно средств, чтобы построить новый городской собор. Наконец, в 1780 г. вышел Указ Екатерины II о выделение Тверскому наместничеству на строительство городских соборов в уездных городах Тверской губернии по семи тысяч на каждый храм в течение четырех лет из доходов ведомства Коллегии экономии, в той губернии собираемых.[4]  Но за четыре последующих года новый собор Спаса в Торжке так и не начали строить, а указом Екатерины II от 27 марта 1784 г. сумма, предполагаемая к строительству Преображенского собора, была перенаправлена на строительство нового собора в Новоторжском Борисоглебском монастыре.[5]


Реставрация храма.


   К началу XIX в. Спасо-Преображенский обветшал. В Клировой ведомости 1799 г. вновь сообщается о ветхости собора: «Соборная церковь Преображения Господня с приделом Богоматери Муромской каменная весьма ветха, утварию довольна, когда и кем сначала построена за бывшими многими во время княжениев разорениями и пожарными случаями точного сведения не имеется; возобновлена же по разорении двумя новгородцами в 1364 году».[6] Пришлось местному обществу вновь писать прошения о строительстве нового собора и выделении на его сооружение денег из государственной казны.
   В 1803 г. протоиерей собора Тимофей Иванов[7] посылает прошение о выдаче Всемилостивейше пожалованной на постройку собора семитысячной суммы и разрешения разобрать ветхий собор. При этом он сообщал, что план предполагаемого к строительству собора уже есть и он может его предоставить в «куда следует».[8] Что это за план и кем он был составлен – нам не известно, так как прошение протоиерея Тимофея Иванова не было удовлетворено.
   Дело сдвинулось с места, когда в 1811 г. к нему подключился архимандрит Новоторжского Борисоглебского монастыря Никанор. В Торжке к тому времени благодаря ему были построены новые здания и хозяйственные строения в монастыре, было завершено строительство новой монастырской Надвратной церкви.
   28 марта 1811 г. архимандрит Никанор подал прошение на имя Тверского и Кашинского архиепископа Мефодия разобрать ветхий храм и на месте его воздвигнуть новый по прилагаемому плану и фасаду с приделами св. Иулиании и Одигитрии. Был ли этот план, составленный архитектором К. И. Росси, или тот, о котором в 1803 г. сообщал протоиерей Тимофей Иванов – нам не известно. Он просил для этого нового строительства выдать храмозданную грамоту и позволить ему принять на себя должность строителя собора Спаса по пожеланию местного общества, для этого выдать книгу для сбора денег от доброхотных граждан, а кошельковую и свечную сумму обратить на построение нового собора, а также использовать для строительства материал упраздненных церквей[9]: Мироносицкой каменной с колокольней для использования кирпича, так она «грозит к падению», деревянных – Филипповской и Никитской – на дрова для обжига извести и кирпича.[10]
   В ответ на это прошение 8 мая 1811 г. в Новоторжское духовное правление из Тверской духовной консистории пришёл указ об освидетельствовании состояния собора и его прихода, а также чертежей плана и фасада нового собора. Также пришёл указ с разрешением разобрать Мироносицкую, Филипповскую и Никитскую церкви.
   Из сообщения Новоторжской градской думы в Новоторжское духовное правление от 26 июня 1811 г. известно, что тверским губернатором принцем Георгом Гольштейн-Ольденбургским был прислан план нового собора. Смету на его построение Новоторжская градская дума поручила составить исправляющему архитекторскую должность купцу Ивану Мокошеву.[11]
   Новый собор в Торжке было решено строить несколько западнее старого храма, то есть немного дальше от берега Тверцы.[12] При раскопках, проведенных в 1997 и 2007–2008 гг. археологами были раскрыты сохранившиеся вне существующего собора фрагменты белокаменных южной и северной стен собора XIV в., а также часть северной галереи храма XIV в., его фундаменты примерно на половину площади оказались под существующей постройкой.[13]


Реставрация храма.


   Храмозданная грамота на постройку нового Спасо-Преображенского собора была подписана архиепископом Тверским и Кашинским Мефодием 9 марта 1812 г., а указом Тверской консистории от 21 марта 1812 г. было разрешено разобрать старый собора Спаса и выдана храмозданная грамота на строительство нового храма.[14]
   Война 1812 г. и смерть генерал-губернатора Тверской губернии принца Ольденбургского 15 (27) декабря 1812 г. задержали начало строительства собора.
   В марте 1813 года Тверской консисторией была выдана сборная книга на имя архимандрита Никанора с избранными им помощниками священниками собора Георгием Иоанновым и Иоанном Стефановым сроком на 3 года. В ней должны были учитываться суммы пожертвований на строительство собора.[15]
   В 1814 году в Торжке была образована строительная комиссия для построения нового городского собора, и собор был заложен в этот же год (Илиодор). Первенствующим членом этой комиссии был избран архимандрит Новоторжского Борисоглебского монастыря Никанор, который к тому времени проявил себя как опытный строитель. При нём к тому времени в Борисоглебском монастыре были построены Надвратная Спасская церковь и здание Духовного правления, гостиница и др. строения. Кроме Никанора, в комиссию вошли городской голова Ефрем Иванович Морозов[16] и староста собора Евстрат Моисеевич Минин.
   В январе 1815 года новоторжские купцы подали прошение обер-прокурору Синода князю А. Н. Голицыну: «Всемилостивейшему нашему Государю Императору угодно было на Ваше Сиятельство возложить попечение о благе Церкви и ваша ревность ко благочестию оправдывает сие высокое избрание. Мы в полной доверенности прибегая к покровительству Вашего Сиятельства, осмеливаемся донести Вам о состоянии Соборного храма Преображения Христова в нашем городе Торжке. Сей храм по строению есть древнейший и от долговременности в такую пришел ветхость, что угрожает падением. Мы представляли о том Епархиальному Преосвященному Мефодию в 1811-м году и от него имеем как разрешение сей ветхий храм разобрать, так и храмоздательную Грамоту на построение вместо его нового; а бывший Тверской Генерал-Губернатор, Его Высочество Принц Георгий Ольденбургский конфирмовал план и фасад оному, по коему храм вчерне будет стоить около девяноста тысяч рублей. Его Высочество имел непременное намерение испросить от Монарших щедрот пособие в построении сего храма: но бедственные обстоятельства при нашествии неприятеля, а паче преждевременная кончина Его Высочества невозвратно лишили наш Собор, в котором собственной наличной суммы никакой нет, сея чаемые милости, и мы, при всей нашей готовности всем жертвовать для церкви Божией, чувствуем, что построение сего храма превзойдет силы наши и возможности. А хотя повелением блаженной и вечной памяти достойной Государыни Императрицы Екатерины II на все уездные Тверской Епархии соборы, в числе коих и на наш, ассигновано было по семи тысяч рублей, и в прочих городах соборы суммы сии получили, а сумма нашего собора по Высочайшему Ее Величества указу переведена на Борисоглебскую монастырскую в нашем городе церковь, Ею Самою заложенную, для Собора же Высочайшим Рескриптом, и ныне в Тверском Губернском Правлении хранящемся, на имя Графа Брюса данным, повелено Ею было представить план и смету: но по обстоятельствам, нам неизвестным, все то оставлено без исполнения, и наш Собор лишен ассигнованной на него суммы, которая в настоящем его положении была бы для него великим пособием. Почему и осмеливаемся собор наш по строению ветхий, а по содержанию недостаточный, препоручить в высокое Вашего Сиятельства покровительство».[17]


Реставрация храма.


   27 февраля 1815 года тверскому архиепископу Серафиму был выслан Указ Синода о том, что на заседании «слушали предложения члена государственного совета, обер-прокурора Синода князя Александра Николаевича Голицына о прошении новоторжского купеческого сословия об исходатайствовании потребной суммы на сооружение в Торжке соборной Преображенской церкви».[18]
   Вероятно, после этого по указанию архиепископа Серафима в Торжке в марте 1815 года была составлена подробная смета расходов на сооружение соборного храма Преображения Господня. Она была подписана архимандритом Никанором, протоиереем Феодором Иоанновым[19] и архитекторским учеником Иваном Мокошевым. По смете на материалы нужно было 73 570 рублей 50 копеек, при этом на тот момент уже было заготовлено материалов на 20 330 рублей 25 копеек, то есть всего стоимость материалов была оценена в 94 217 рублей. Общая сумма сметы с учётом материалов и оплаты рабочим составила 167 787 рублей 50 копеек. 22 марта 1815 года эта смета была выслана архимандритом Никанором в Тверскую духовную консисторию вместе с рапортом о том, что по сборным книгам «собрано до 4 тысяч рублей, собираюсь получить от градского общества в течение 3 лет до 15 тысяч рублей, от доброхотов по сборной книге до 5 тысяч, после этого нужно ещё 49 тысяч». [20]

Кто строил собор?

   В сведениях о начале строительства есть разночтения в датах. Так, архитектор И. Мокошев в рапорте губернскому архитектору Н. Н. Легранду от 24 июня 1815 г.) сообщал, что «по утвержденному плану и фасаду соборной церкви в городе Торжке строение начато сего года мая с 3-го числа»[21], а в рапорте в Тверскую духовную консисторию от 23 мая 1815 г. архимандрит Никанор сообщал, что 16 мая 1815 г. он получил план с фасадом «для произведения по нему дозволенного строения Новоторжского Преображенского собора».[22]С начала мая по 12 июня работами по разметке фундаментов собора руководил архитекторский ученик Иван Мокошев, так как приглашенные для строительства собора подрядчики новоторжские купцы Фёдор и Василий Фёдоровичи Ананьины были в отъезде по своим архитектурным подрядам. При отъезде они оставили   к «разбитию и обрезям чертеж».[23]
   Прибывший в начале в начале июня В. Ф. Ананьин обнаружилл, что Мокошев произвёл разбивку по плану с погрешностями, и стал исправлять ошибки Мокошева. 12 июня 1815 года в Торжок возвратился главный подрядчик на строительстве собора Ф. Ф. Ананьин.  «13 июня 1815 г. была заложена церковь соборная во имя Спаса» – читаем мы в календаре новоторжского купца Михаила Мышкина.[24] С 14 июня под руководством Ф. Ф. Ананьина начали 14 июня начали выкладывать фундаменты собора[25], Мокошева же отстранили от работы на соборе.
   24 июня 1815 года Иван Мокошев подал рапорт губернскому архитектору Н. Н. Ленгранду (Ленграну) с жалобой на архитекторов Василия и Фёдора Фёдоровичей Ананьиных, Суть жалобы состояла в том, что «неизвестно и по каким резонным причинам <> здешний гражданин Василий Федоров Ананьин» стал исправлять его, Мокошева, разметку, а затем, с 14 июня «основание под строение собора начато с распоряжением другого гражданина Федора Ананьина» таким порядком, с которым Мокошев не согласен. Перечислив все «ошибки» Ананьиных, Мокошев написал в конце рапорта: «по обязанности моей я предлагал с своей стороны всевозможные правила к прочности строения и должного всего в производстве». При этом Мокошев указал имена, кто не уважил его «правила к прочности строения». Это были члены Строительной комиссии собора: архимандрит Никанор, городничий Вельяшев и городской голова Морозов.[26]
   В ответ на обвинения Мокошева архимандрит Никанор выслал в Духовную консисторию рапорт от 9 сентября 1815 г., где оправдания и доводы Мокошева назвал клеветой, объясняя сложившуюся ситуацию так:
   1) Мокошев был призван к разбивке собора случайно, так как когда Комиссия приступала к строительству, в городе не был купцов Фёдора Ананьина и его брата Василия – они отлучились по своим архитектурным подрядам. Именно они были единодушно выбраны комиссией по совету знатнейших граждан Торжка для надзора за строительством как люди опытные и доказавшие своё искусство построением в Борисоглебском монастыре колокольни.  Далее Никанор объясняет, почему не выбрали Мокошева – «его знания в архитектуре далее чертежа планов практикою нигде не доказаны».
   2) Мокошев совершил ошибки при разметке фундаментов по плану: рвы назначил слишком узки, северную стену прямо подвел под тёплую Никольскую церковь. Исправление этих погрешностей, пишет Никанор, обошлось очень дорого.


План Торжка.

Илл.: Фрагмент плана Торжка 1810–1811 гг. В экспликации к плану Торжка 1810–1811 гг. записано, что «к сему собору в 1759 году пристроена тёплая каменная во имя Николая Чудотворца».[27]


   Далее Никанор подробно отвечает на обвинения Мокошева по каждой позиции. Приведём часть его аргументов в защиту архитекторов Ананьиных.
   В ответ на  обвинения Мокошева, что «гражданин здешний Василий Ананьин, явясь на работу, приказал прирезать по рвам как внутри, так и снаружи еще по аршину, что по заключению Мокошева совсем излишне», Никанор пишет, что «сие его замечание ни что иное доказывает, как мало опытность его Мокошева, ибо известно было наперед, да и он Мокошев своими глазами видел, что земля, под строение назначенная, вся наносная разным нагноем и следовательно материк должен быть очень низок, а потому и предположено рвы вырыть гораздо шире, нежели бы на твердом грунте следовало и фундамент вести контрфорсом, что несравненно прочнее, нежели бы сделана была простая только обрезь, так как Мокошев, конечно, не понимая силы и прочности такового фундамента»
   В ответ на замечание Мокошева, что рвы не дорыты до настоящего материка от двух до трех четвертей аршина и что на таковом же материке основан прежний Собор, Никанор пишет, что это замечание Мокошева несправедливо, ибо рвы доведены под всем строением до настоящего материка и углублены гораздо ниже прежних фундаментов, «что доказать можно тем особливо, что прежние лежни вырублены и из-под них вынуто еще довольно земли и сверх сего положены еще для прочности плоты, а между фундаментами старым и настоящим имеется чрезвычайная разность: старый фундамент состоял из набросанных камней, пересыпанных землею, от чего в нем были многие пустоты и веден до обрезей прямою стеною, а новый веден весь под лопатку, то есть каждый камень положен с принаровкою и на известке прибиваем чекмарями и веден контрфорсом, а таковой фундамент и без плотов без сомнения обещает долговременную прочность».
   В ответ на обвинение Мокошева, что ширина рвов неодинакова, Никанор пишет, что это сделано из предосторожности, чтобы при предвиденной глубине не обваливалась земля сверху и не отбилась от работы.
   В ответ на обвинение Мокошева, что «12 июня явился на стройку другой гражданин Федор Ананьин положил основание под строение следующим порядком: не вынув всю землю из рвов и не сделав выравнение под ветерпасу , начал частями делать первую северную сторону и после западную и прочее», Никанор пишет: «Фёдор Ананьин есть тот архитектор опытный, которому как комиссия, так и знатнейшие граждане, как и выше значится, препоручили производить строение, он означенного числа прибыв на работу и испытав во всех четырех рвах настоящий материк, который оказался везде на равной глубине, приступил действительно сперва к северной стороне и уровняя ров по ватерпасу положил сперва в землю довольно частые поперечные балки, а по ним уже сосновые распиленные пополам плахи из такого лесу, коего толщина была в отрубе от 14-ти до 16-ти вершков, начал действительно фундамент вести с сей стороны, оставив прочие, и сие для того, что как лето нынешнее было весьма дождивое, от чего как от дождей, так и из самой земли текущей водою рвы наполнялись выше аршина, и есть ли бы рвы все были вдруг заготовлены и очищены, то бы время все почти прошло в отливании только воды, а не в кладке; вместо сего начав делать по частям один ров при отливании воды служил для другого бассейном и когда до двух аршин возвышен был фундамент в одном рве, приступил к другому рву и так далее; а что сия кладка фундамента по частям нимало не препятствовала прочности целого, сие невольно доказал сам Мокошев в своих же объяснениях.


Реставрация храма.


   В конце рапорта Никанор обвиняет Мокошева в клевете, что он, Мокошев, якобы предлагал Комиссии все возможные правила к прочности строения и должного всего в производстве, но на самом деле этого не было: «Ежели бы он или мне или кому-либо из членов Комиссии или господину городничему не обинуясь донёс, что мы делаем непрочно, то я, несмотря на доверенность к искусству Ананьина, которому препоручено строение и на свою в строениях опытность, несмотря и на то, что при начале строения в наличности денег почти не было, непременно бы стал просить Губернского господина архитектора, чтоб он прибыл на счет собора освидетельствовать как грунт земли, так и все работы наши. Но он, Мокошев, свои замечания никому здесь не объявляя, отнесся прямо к Господину Губернскому Архитектору из своей, как кажется, более прибыли, нежели ради об общей пользы, ибо он от строения, яко неопытный в практике, удалён, а препоручено оное другому и потому опорачивает такое строение, к прочности и твердости которого всевозможные, но неизлишние предприняты осторожности и утвержденный план и фасад сохраняются в точности без малейшего упущения или прибавления». [28]
   На основе перечисленных нами фактов мы можем сделать вывод о том, что строителями собора нужно считать архитекторов и подрядчиков Фёдора и Василия Фёдоровичей Ананьиных, а не архитекторского ученика Ивана Мокошева, который был отстранён ещё на начальном этапе строительства собора из-за его ошибок, которые пришлось исправлять братьям Ананьиным.[29] 

Ходатайства новоторжских купцов

о государственном субсидировании строительства  собора

   Собор был снесён, а вопрос о выделении на это строительство государственной субсидии так и не был решён.
   27 февраля 1815 года в Тверскую духовную консисторию пришёл указ Синода о том, что на заседании Синода были заслушаны предложения члена государственного совета, обер-прокурора Синода князя Александра Николаевича Голицына о прошении новоторжского купеческого сословия «об исходатайствовании потребной суммы на сооружение в Торжке соборной Преображенской церкви». К указу был приложен текст прошения новоторжских граждан. В нём они писали, что «храм вчерне будет стоить 90 тысяч рублей». Тут же они объясняли, почему прошение они написали уже после начала строительства храма: ранее этому «попрепятствовало нашествие неприятеля и смерть принца Ольденбургского» [ск. в 1812 г.-Н.Л.].[30]
   22 марта 1815 года архимандрит Новоторжского Борисоглебского монастыря Никанор сообщал, что на тот момент от доброхотных дателей собрано «до четырёх тысяч рублей», и далее писал: «по сборных книгам собираюсь получить от градского общества в течение 3-х лет до 15 тысяч рублей, от доброхотов по сборной книге до 5 тысяч, после этого нужно ещё 49 тысяч». По смете же, составленной архитекторским учеником И. Мокошевым,  на материалы, отделку, иконостасы требовалось 73570 рублей 50 копеек, а всего на строительство собора – 94217 рублей.[31]


Реставрация храма.


   В 1816 году, 18 августа, новоторжское купечество подало прошение на имя императора Александра I через князя А. Н. Голицына, обер-прокурора Синода, следующего содержания: «Августейший Монарх!  Всемилостивейший Государь! К стопам Вашего Императорского Величества повергают себя г. Торжка граждане, благоволите, Всемилостивейший Государь! С отеческим благоутробием услышать прошение их: блаженной и вечной памяти достойною, в боже почивающею Бабкой вашею Императрицею Екатериною Второю повелено было в городах Тверской губернии сооружать соборы казённым иждивением, на каковой предмет и ассигновано было по семи тысяч рублей на каждый; и некоторые соборы тогда же получили суммы сии; а другие в благополучное царствование уже Вашего Императорского Величества воспользовались сими монаршими щедротами и с процентами; ассигнованная же сумма на собор нашего города рескриптом Ея Величества в 1783 г., покойному графу Якову Александровичу Брюсу[32] данным, обращена была в строившуюся тогда монастырскую Борисоглебскую церковь, а на собор повелено было оным рескриптом  представить план и смету; но по обстоятельствам, нам не известным, всё то осталось не исполненным, и наш собор лишается и доныне суммы Всемилостивейше на него ассигнованной. Между тем собор наш пришёл в совершенную ветхость и угрожал уже падением; посему и вынуждены мы были просить покойного принца Георгия Голштейн-Ольденбургского[33] о позволении ветхий собор разобрать и вместо оного построить новый; Его Императорское Высочество, опробовав план и фасад, архитектором Росси сочиненный, стоящий[34] по смете тогдашних цен на материалы около ста тысяч рублей, то нам позволил, и мы, приступив к строению по оным плану и фасаду, возвысили стены уже в значительном количестве, производя строение единственно на счёт граждан и доброхотных дателей; но при сём способе никак не надеемся храм сей в скором времени окончить, собор же своей собственной суммы на то не имеет; почему и осмеливаемся прибегнуть к щедротам Вашего Императорского Величества, воззрите, Всемилостивейший Государь оком  милосердия на собор наш, при производстве строения крайне нуждающийся, и повелите сравнять его с прочими Тверской губернии соборами выдачею на оный ассигнованной суммы, с процентами, на неё причитающимися. Сие Высомонаршее Ваше пособие ускорит производство строения, будет бессмертным памятником Вашего Монаршего ко граду нашему благоволения, и нас поощрит всем пользе общей жертвовать, с глубочайшим благоговением именуяся,  Вашего Императорского Величества Всемилостивейшего Государя Всеподданнейшими: Градской голова Ефрем Морозов, бургомистр Никита Свешников, ратман Василий Поповцев, ратман Алексей Мошков. [и около 15 подписей купцов]».[35]


Реставрация храма.


   29 августа 1816 года обер-прокурор Синода князь А. Н. Голицын получил такую резолюцию от графа Аракчеева: «Милостивый государь мой князь Александр Николаевич. По прилагаемому у сего всеподанейшему прошению граждан города Торжка, Государь император повелевает Вашему сиятельству распорядить отпуск четырнадцати тысяч рублей из церковной суммы на окончание в Торжке соборной церкви. Имею честь быть с совершенным почтением Вашего Сиятельства слуга граф Аракшеев[36]».
   Из процитированных документов следует, что строительство собора началось в 1814 году без государственных субсидий. Они были выделены только в 1816 году в сумме четырнадцати тысяч рублей. Полностью израсходована она была к 10 апреля 1818 года.[37]

К. И. Росси – автор проекта собора

   Из этих же документов следует, что собор строился по проекту архитектора Карла Ивановича Росси, который с 1809 по 1814 год жил в Твери и был главным архитектором генерал-губернатора Тверской губернии принца Георга Ольденбургского.[38] К этому времени в Твери уже начали строить собор Христорождественского монастыря по тому же проекту 1810-1820 гг. В 1811 г.  Росси издал альбом образцовых фасадов, в котором есть и проект соборной церкви в Торжке.[39]
   Интересно, что новоторжские купцы пытались внести свои коррективы в проект Росси. При проезде императора Александра I через Торжок 12 августа 1816 г. градской голова Морозов «с отличными гражданами осмелился доложить его императорскому величеству о позволении в новостроящемся соборе под фронтонами сделать полуциркульные окна, и его императорское величество на устроение оных окон всемилостиво изъявил соизволение».[40]
   Полуциркульные окна в фронтонах так и не появились, их разместили над центральными окнами фасадов. Есть и другие отличия построенного в 1815–1822 гг. собора от проекта К.И. Росси. В первоначальном проекте почти на всю ширину фасадов (между фланговыми пилястрами) предполагался непрерывный лепной фриз, состоящий из повторяющихся мотивов драпировок и круглых медальонов. Вместо него над боковыми окнами были сделаны прямоугольные филенки, а в средней части фасада – пилястры, соответствующие колоннам портика.


Спасо-Преображенский собор.

Спасо-Преображенский собор.


   Об утраченном ныне почти полностью первоначальном внутреннем убранстве собора можно частично судить по старым фотографиям, а также по Описям собора 1853 и 1863 гг., но в данной статье мы о нём не рассказываем.


[1] Никитин Пётр Романович (1727—1784) – архитектор, ученик Д. В. Ухтомского.  В 1764 был командирован в Тверь для руководства работами по восстановлению города после пожара 1763 г., возглавил архитектурную команду, разработал первые регулярные планы застройки Твери, а после затем, в 1767 г., Торжка (после пожара 1766 года). В Твери П.Р. Никитин жил до 1776 г. (по другим данным – до 1773).
[2] В Торжке в то время жил и работал архитектор Иван Титович Парфентьев (1719– после 1781/1783), который входил в «Архитекторскую команду» П.Р. Никитина. Из документов Новоторжского городового магистрата следует, что именно архитектор И. Т. Парфентьев в 1767 г. как «находящийся в Торжку при строении и показания линий архитектуры титулярный советник», занимался отводом мест для нового строительства в Торжке, выдавал застройщикам чертежи «образцовых фасадов» жилых зданий. В декабре 1773 года он уехал «с чертежами» из Торжка в другой город. С 1778 - первый псковский губернский архитектор.
[3] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 245. Л. 1–8.
[4] ГАТО. Ф. 185. Оп. 2. Д. 281.
[5] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 266.  Л. 1.
[6] ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 16211. Л. 2.
[7] Протоиерей Тимофей Иванов ск. 28.06. 1807 в возрасте 73 лет (ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 14484 . Л. 5 об.)
[8] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 266. Л. 1–4.
[9] К тому времени Филипповская церковь была упразднена в 1771 г. и приписана к собору, церковь св. Никиты в 1771 г. была приписана к Троицкой церкви, Мироносицкая в 1800 г. приписана к Ивановской.
[10] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/1. Л. 4–5.
[11] Там же. Л. 20 об.
[12] Там же. Л. 27.
[13] Салимов А.М., Романов В.В., Салимова М.А. Спасо-Преображенский собор 1364 года в Торжке: итоги и перспективы изучения // Архитектурное наследство. Вып. 52. М., 2010. С. 21.
[14] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/1. Л. 49.
[15] Там же. Л. 14, 28, 49, 55.
[16] Ефрем Иванович Морозов (около 1770–после 1859) – новоторжский купец, сын купца Ивана Якимовича Большого Морозова. 1803, 1811–182, 1815–1816,1827–1829 – городской голова, купец 1-й гильдии, 2-й гильдии. В 1828 разорился, его имущество за долги Гос. коммерческого банку в Петербурге было описано и распродано.
[17] РГИА. Ф. 796. Оп. 96. Д. 55. Л. 2.
[18] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/13. Л. 1.
[19] Протоиерей Фёдор Иванович Лисицын (1.06.1773–5.03.1850) – прадедушка известного авиаконструктора А. Н. Туполева по линии его матери Анны Васильевны, ур. Лисицыной.


Реставрация храма.


[20] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/13. Л. 6–10; Д. 276/1. Л. 60–61. В хранящейся в ГАТО Счётной книге 1814–1816 гг. указаны такие расходы. В феврале 1814 и марте 1815 было оплачено новоторжскому мещанину Алексею Ушакову за поставку 400 тысяч кирпичей на сумму 2850 руб. В январе 1816 новоторжскому купцу Фёдору Фёдоровичу Ананьину оплатили за доставку белого камня с оплатой за белый камень ступенный с поставкой 450 руб. по 1 руб., за юхотный 675 по 64 коп., всего 882 руб. В марте 1816 оплатили 75 руб. купцу Ивану Степановичу Смолину за поставку внуковского мелкого камня для извести в дополнение к мелкому камню из разломанных церквей, а также ему же за поставку прогнанных по Тверце елевых двухполеннных дров для обжига извести 35 саж. по 7 руб. – всего 245 руб. Внуковскому крестьянину Ермолаю Терентьеву с товарищами за сделание и обжиг известковой печи заплатили 115 руб. Мещанину Андрею Ивановичу Вершинскому за перевоз извести – 85 руб.
[21] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/11 Л. 2
[22] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/13 Л. 31
[23] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/11. Л. 5.
[24] Большакова Т. П. Христианский календарь на 1784 год – хроника семьи новоторов Мышкиных// Новоторжский сборник. Вып. 4. С. 60.
[25]  ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/1. Л. 131; Д. 276/11. Л. 2, 3.
[26] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/11 О начатии построения в городе Торжке вновь соборной церкви напротив утверждённого плана и фасада. 1815 г. Л. 1, 2.
[27] РГАДА. Ф. 1356. Оп. 1. Д. 6049.
[28] Там же. Л. 5–9.
[29] Косвенным подтверждением тому, что и в дальнейшем Ананьины участвовали в возведении собора служит тот факт, что в  1816 купцу Фёдору Фёдоровичу Ананьину за белый камень ступенный с поставкой заплачено 450 руб., за юхотный камень (юхть) – 675 по 64 коп. (ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/1. Л. 60).
[30] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/13. Л. 1–3.
[31] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/13. Л. 5, 7–11. «Ведомость сколько каких материалов и на какую сумму потребно на сооружение в городе Торжке Соборного храма Преображения Господня»
[32] Яков Александрович Брюс (1732–1791) – тверской генерал-губернатор с 15 июля 1781 по 3 октября 1784 г.
[33] Принц Ольденбургский Геооргий Петрович (1784—1812) — сын герцога Петра Ольденбургского и Фридерики Вюртембергской. В 1809 сочетался браком с великой княжной Екатериной Павловной. В тот же день принц Георгий Петрович получил титул Его Императорского Высочества и вскоре был назначен генерал-губернатором трёх губерний: Тверской, Ярославской и Новгородской и главным директором путей сообщения.  Тверь была избрана главной резиденцией принца.
[34] В тексте – стоющий.
[35] ЦГИА СССР. Ф. 797. Оп. 2. Д. 5247. Л. 21–23 об. Выписки их документов ЦГИА, переданные в Торжокский народный краеведческий музей Ф.Г. Бауермайстером в 1979 г.
[36] Там же.
[37] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/13. Л. 37, 39, 43, 45.
[38] Архитектор Карл Иванович Росси (1775–1849) в Твери перестраивал Императорский путевой дворец для резиденции принца Ольденбургского. В то время Тверь является центром сразу трёх губерний — Тверской, Новгородской и Ярославской, и Росси руководит застройкой подведомственных городов: Рыбинска, Бежецка, Торжка, Старицы и др. За успешные работы в Твери 21 августа 1812 г. он получил чин коллежского советника, а 18 декабря 1812 — орден Владимира IV степени. В 1814 переехал из Твери в Петербург.
[39] РГВИА. Ф.418. Оп.1. Д. 498. Л. 17. Собрание фасадов казённым и партикулярным строениям в Тверской и Ярославской губерниях с их уездами под главным начальством Его Императорского Величества Принца Георгия Гольстинского сооружённым, изданное архитектором Росси в Твери. 1811 г. – См. об этом в кн.: В И. Пилявский. Зодчий К. И. Росси. 1951.
[40] ГАТО. Ф. 160. Оп. 11. Д. 276/13. Л. 33.

   
     (Текст статьи со странички Нины Лопатиной в Контакте.)

     (Фото. № 2, 3 Андрея Агафонова. Фото. № 6-8, 10-12, 15 реставрации собора из сообщества Новый Торжок в Контакте. 2022 г.)
    


Спасо-Преображенский собор.


Нина Лопатина

Как строили новый собор в Новоторжском Борисоглебском монастыре.[1]

Статья написана в 2013 году, отредактирована 12 мая 2020 года.

Публикации в печатных изданиях не было.


   Подготовка к строительству нового собора началась ещё в 1784 году, вскоре после сноса древнего храма. Тогда, была составлена смета на то, сколько будет потребно старицкого камня для строения.[2] Н. А. Львов, вероятно, разработал только проект собора, а сметы он не составлял. Заниматься составлением смет пришлось городским властям.
   Основные работы начались в 1785 году после первого получения денег из суммы, пожалованных императрицей. Присмотр за строительством, закупка материалов и контроль за расходованием денежных сумм были возложены вышестоящими инстанциями на городское общество. 12 февраля 1785 года по указу Новоторжского городового магистрата были избраны: а) в главные надзиратели и попечители строения Борисоглебского собора купцы Степан Мишурин и Ефим Цвылёв; б) в надзиратели по приёму всех поступающих денег купцы Сергей Вавулин и Фёдор Минин; в) в надзиратели по употребление денег в расход купцы Андрей Скурлов, Фрол Ширяев, Яков Бителёв; г) в надзиратели к продаже в монастыре свеч купцы  Данила Свешников, Ефим Маслеников; д) надзирателями, которые должны были быть при вкладных деньгах (пожертвований) в монастырь,  купцы Сергей Глазунов, Иван Сыромятников, Иван Милюгин. Все они были приведены к присяге в верной службе порученному общественному делу.
   13 февраля 1785 года на имя тверского и кашинского епископа Иоасафа новоторжскими гражданами было послано письмо о выдаче им подписных книг для сбора доброхотных подаяний на вновь строящуюся соборную церковь в Борисоглебском монастыре «в рассуждение принятия обществом строение по высочайше апробированному плану на всемилотивейше пожалованные и на собираемые вкладные и свечные деньги».[3]
   Конечно, для многих из купцов, избранных для надзирания за сбором денег на строительство собора, эти обязанности стали обузой, часто мешали занятию лично коммерцией, и они просили об увольнении. Например, уже в июне того же года прошения об увольнении от строительства Борисоглебской церкви для отъезда в Макарьев для торговой коммерции подали купцы Фрол Ширяев и Фёдор Минин. На их место были избраны другие надзирающие.[4]
   Из протокола городового магистрата за 25 февраля 1785 года следует, что к тому времени из высочайше пожалованной суммы (7000 рублей) поступило 3600 рублей и хранились они в магистрате. Эти деньги по поступающим заявкам от купцов, назначенных к строению собора, Сергея Вавулина и Фёдора Минина, выдавались им для закупки материалов и оплаты работным людям и каменщикам.
   В ГАТО сохранилась ведомость о заготовке материалов с 22 февраля по 1 марта 1785 года. Из неё следует, что в этот период, перед наступлением строительного сезона, шёл отбор пригодных для нового строительства материалов, появившихся после сноса древней церкви. В результате этого получили кирпича годного 85 тысяч штук, камня, которым был вымощен пол в церкви, 5 саж., новоторжской белой плиты 22 саж., железа годного и негодного листового 700 листов, металлических связей, решёток ломаных 60 и прочего железа 566 пудов.
   Из этого вторичного материала в 1785 году было употреблено на кладку стен церкви кирпича 13 тысяч штук, на расщебёнку в бут 8 тысяч штук, употреблено белого камня в бут 22 саж., белого камня, которым был вымощен пол в церкви, в церковные стены для перевязей и столбы 3 саж.[5] На 3600 рублей из пожалованной суммы закупали старицкий белый камень, новоторжскую белую плиту (перевезены эти плиты были «усердием граждан без платежа»), брёвна, тёс, плахи, дрова для обжига извести. Было также заготовлено подрядчиками мещанами Антоном Ширяевым и Петром Козьминых с товарищи 1 миллион 430 тысяч кирпичей за 228,5 руб. На доброхотные деньги в сумме 75 рублей были закуплены кирпич и известь.
   По мартовской ведомости прошла закупка старицкого камня, тёса, ушатов и кадок, известь, дрова и т. п. Оплачено также было за изготовление кирпич в количестве 325 000 штук подрядчикам мещанам Емеле Овчинникову и Петру Улитенкову.[6]
   В апреле закупки материалов продолжаются, и попутно составлялась смета, по которой подсчитывали, сколько ещё потребуется материалов на строительство собора сверх заготовленного: старицкого камня на возвышение 6 колонн, на большие колонны на капители, на копку рвов под церковный фундамент, на 1-й цоколь плит с работой.[7]
   В июне следует закупка материалов на торжественную закладку собора с участием императрицы. В июньской же ведомости впервые упоминается архитектор Франц Иванович Буци, которому выданы железные замки «для вывески».[8] В июле от тверского правителя Г. М. Осипова приходит распоряжение городничему Жеглинскому[9] подыскать удобную квартиру Францу Буци.[10] Этот архитектор был командирован из Петербурга специально на строительство собора. В книгах Илиодора и Колосова его называют новоторжским архитектором. Мы не располагаем сведениями, чем ещё Буци занимался в Торжке помимо главного дела, к которому он был определён. Вероятно, находясь в Торжке, он привлекался и к другим работам по его специальности.  Но всё же, я считаю, не совсем верно называть его новоторжским архитектором, ведь он был прислан в Торжок из Петербурга специально на строительство собора, именно за эту работу он и получал оплату из высочайше пожалованной суммы. Ф. И. Буци, судя по просмотренным мною документам, находился в Торжке при строительстве Борисоглебского собора вплоть до 1891 года включительно, приезжая сюда из Петербурга в начале каждого строительного сезона.[11]


Спасо-Преображенский собор.


   Вскоре после приезда в Торжок Ф. И. Буци, в июле 1785 года, к 5000 уже поступивших высочайше пожалованных на Борисоглебскую церковь денег пришло еще 1400.[12] На них и на доброхотные вклады в сумме 719 рублей в течение первой половины 1785 года было изготовлено 1 805 000 кирпича (до 25 сентября), заплачено каменщикам за кладку бута, кирпича и камня в стены церкви, а также столярам, плотникам, землекопателям, кузнецам и подённым работникам.
   Так как деньги из казны поступали с опозданием, уже в 1785 году магистрат под векселя стал занимать на строительство собора деньги у местных купцов.[13]
   Всего было израсходовано в 1785 году 7106 рублей 49 копеек.[14]
   При копании рва под колонный новой церкви в июле 1785 года рабочие подошли «под самую пещеру, где почивали мощи Преподобного Аркадия». После этого последовал указ Тверской Духовной консистории на основе разрешения Святейшего Правительствующего Синода от 28 июля того же года, что «означенные мощи, не будучи вынимаемы из склепа и открываемы, по разобрании старого склепа, и по сооружении нового на другом беспрепятственном месте, были переставлены».  14 августа 1785 года мощи были поставлены в новый склеп и там почивали до 1798 года, когда деревянный гроб преподобного Аркадия с мощами его был поставлен в каменный упразднённый гроб преподобного Ефрема в том же склепе».[15]
   В феврале 1786 года в магистрате рассматривался вопрос об оплате архитектору Ф. И. Буци из процентных денег от пожалованной суммы 7000 рублей 200 рублей в счет жалованья.[16] Но деньги к тому времени не были получены, и магистрату пришлось посылать прошение в Тверское губернское правление о присылке обещанной пожалованной суммы, так как за неимением её пришлось занимать деньги у граждан по векселям. 27 июля 1786 года было прислано к 7 тысячам еще 10 тыс. 500 рублей, и магистрат при рассмотрении вопроса о заплате по векселям купцам, которые дали заём на строительство Борисоглебской церкви, решил, что в настоящий момент это невозможно, так как в первую очередь надо было заплатить за материалы и рабочим.[17] Видимо, архитектору Буци из этих денег так и не заплатили. По этому поводу пришлось генерал-губернатору Н. П. Архарову посылать в городовой магистрат специальный указ о том, чтобы выплатить архитектору Ф. И. Буци, находившемуся в 1786 году при строении Борисоглебской церкви с 10 апреля в летние месяцы, полностью жалованье в сумме 600 рублей. При этом было приказано часть суммы (450 рублей) взять из доброхотных пожертвований на раку преподобного Ефрема.[18]
   14 декабря 1785 года в Новоторжском городовом магистрате слушали словесную просьбу находящегося при строении Борисоглебской церкви архитектора Франца Буци о выдаче ему вследствие распоряжения генерал-губернатора Н. П. Архарова в сей магистрат полной суммы жалованья, так как он с 10 декабря отправлялся по делам в Санкт-Петербург. При этом он отметил, что по предложению его высокопревосходительства в сей магистрат, полученного 1 ноября, велено было производить жалованье архитектору в сумме 600 рублей по получении из Тверской казенной палаты процентных денег со всемилостивейше пожалованных на строение Борисоглебской церкви 7000 рублей. Сумма этих процентных денег с 7000 рублей составляла 750 рублей. В результате за 1785 год жалованье архитектору Ф. И. Буци, заслуженное им с 10 апреля по 10 декабря, выплатили полностью: к выплаченным ранее 200 рублям заплатили ещё 400 рублей.[19]
   Следует отметить, что в 1786 году жалованье Ф. И. Буци возросло – ему было выплачено за год 350 плюс 450 рублей. [20]
   В 1787 году в смету на строение церкви были заложены расходы на сооружение дорических колонн: 18 внешних, 12 внутри здания, на закупку чугуна для пола, старицкого камня на ступени иконостаса. Всего было предусмотрено расходов на сооружение храма на сумму 44 611,50 рублей
   Ведомость с января по июль 1787 года показывает, что всего с начала строительство поступило пожалованных денег 17 000 рублей, из них процентных денег – 750 рублей, от доброхотных дателей – 425 рублей 75 копеек, кружечных и часовенных сборов – 2001 рублей 47 копеек, свечных – 846 рублей, занятых у разных людей по векселям – 2200 рублей. Итого: 23 323 рублей 42 копеек.[21]
   В деле о строительстве собора сохранилась также сводная ведомость поступлений денежных средств, собранных в Торжке, за 1785 – 1792 годы[22]:

Источники поступлений

1785

1786

1787

1788

1789

1790

1791

1792

Всего

Кружечные сборы

831

849

683

716

752

767

813

989

6400

Свечные

703

706

541

600

717

731

730

864

5592

От доброхотных дателей

 

 

50

93

 

20

10

75

248

ИТОГО

 

 

 

 

 

 

 

 

12240


   Здесь же записано, что к 1792 году «церковь по апробированному плану под надзиранием его высокородия Николая Александровича Львова строением окончена, железом покрыта, штукатурные и клеевые работы и стенное живописное писание по приличным местам отделено, три иконостаса работою окончены и позлащены, а в определенные образа иконным художеством написаны, а к усовершенствованию оной [церкви] следует <…> снаружи оштукатурить 16 колонн».[23]
   19 февраля 1795 года в Новоторжском городовом магистрате рассматривалось прошение настоятеля монастыря архимандрита Мисаила[24] о том, что «в новопостроенной Борисоглебской церкви для совершенного окончания чугунного пола потребно квадратного аршина плит 450 да разных наугольных штук по шаблону около 300». Было решено квадратные плиты выписать из Москвы, а шаблонные вылить в Торжке. Нужны церковные деньги, которые хранятся под моею и магистрата печатями». Мисаил просил избрать поверенного от магистрата, «чтобы он в вынимании денег, печатании сундуков и в других по сему строению делах до совершенного окончания церкви участвовать мог, а к нему для разных покупок, для наёмки работников и прочих нужд определить двух человек». По решению магистрата поверенным был назначен ратман Иван Данилович Свешников.[25]
   Но, как показали дальнейшие события, поверенный И. Д. Свешников и его помощники не совсем справились со своим поручением. Вскоре Мисаил сообщил о таком происшествии в городовой магистрат: для окончания и укрепления церковных больших дверей нужно было 16 дубовых плинтусов, винты, гайки и т. п., но плинтусы не появились, остался только один – как будто бы образец. «Так как оные плинтусы никому из смотрителей, распорядителей и надзирателей для домашнего употребления по разумению моему способны быть не могут как только для украшения вместо наличников дверей и окошек или для продажи на сторону – писал Мисаил, – прошу магистрат отыскать те плинтусы».[26]
   Мы не знаем, отыскались ли дубовые плинтусы или их пришлось закупать вновь, но из документов следует, что при Мисаиле вопрос о закупке чугуна для пола не был решён. 6 июня 1795 года в магистрате рассматривалось его письмо о том, что он определён настоятелем в Ставропигальный Крестовоздвиженский монастырь[27], а настоятелем Новоторжского монастыря был назначен архимандрит Евгений (Романов)[28].
   21 сентября 1795 года он обратился с письмом в магистрат о чугунных плитах для пола, которые ещё не были куплены, а также просьбу «об избрании поверенных от городского общества: одного для вынимания денег[29], ещё двух для найма работников и закупок материалов, после чего прислать в монастырь человека с доверенностью для принятия денег на покупку чугунных плит и доставления оных[30]. Также он просил «определить искусных мастеров для окончания иконостаса».[31]
   Подряд на поставку чугуна взял кашинский купец Манухин, но свои обязательства по подряду он не выполнил, и для разбирательства дела о недопоставке им чугунных плит были определены выбранные к строению Борисоглебской церкви купцы Яков Бителёв, Флор Ширяев.[32]
   К 1796 году строительство собора было закончено. 11 июня 1796 года новый собор был освящён, в этот день мощи святого Ефрема Новоторжского торжественно были перенесены из Введенского храма в новый собор. Основной престол храма был посвящён святым страстотерпцам Борису и Глебу, левый придел – во имя святой Екатерины, а правый – во имя святого преподобного Ефрема Новоторжского.[33]


[1] Курировал ли кто-то из других архитекторов начальную стадию работ и закупку материалов – мы не знаем. Мы также не знаем, приезжал ли Львов в Торжок и Черенчицы между сентябрём 1784 года и мартом 1785 года, вёл ли он переписку с настоятелем монастыря в это время. Во всяком, случае, в марте 1785 года его жена вместе с сыном Леонидом живёт в Торжке и Черенчицах, а потому зададимся вопросом: не сам ли Львов в указанным нами отрывок времени привёз жену с сыном в Новоторжский уезд и какое-то время находился здесь, а значит мог участвовать в начальных работах по строительству собора и в составлении смет на закупку материалов?
[2] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 436. О построении Борисоглебской церкви. Л. 338.
[3] ГАТО. Ф. 160. Оп. 2. Д. 602. Дело по письму преосвященному Иоасафу от новоторжских граждан о даче для сбора доброхотных подаяний на вновь строящуюся церковь подписные книги. Л. 1. 
[4] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 466 б. Указы магистрата 1785 г. Л. 39, 149 об.
[5] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 691. Книга для записи из Новоторжского городового магистрата данная избранным к приему покупаемых на строительство монастыря кирпича, камня в 1785 году.
[6] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 436. О построении Борисоглебской церкви.
[7] Там же. Л. 62, 66, 67.
[8] Там же. Л. 167.
[9] Игнатий Иванович Жеглинский (1752– после 1799) – городничий в Торжке с января 1785 по 1790, титулярный советник. При нём в Торжке учреждён рабочий дом для воздержания разного звания людей от худых поступков. В 1799 г. он – титулярный советник, советник Конторы Вышневолоцкой водяной коммуникации.
[10] ГАТО.Ф. 172. Оп. 2. Д. 436. О построении Борисоглебской церкви.
[11] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 466; Д. 465 Протоколы магистрата 1786 года. Л. 25;  Д. 436. Л. 309–310.
[12] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 466б. Указы магистрата 1785 г. С. 160 об., 193 об., 231.
[13] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 567. Столп по рапорту городового старосты Андреяна Чернышева о принятии от купца Ивана Морозова на сооружение Борисоглебской церкви 500 рублей векселя. 1785 г.
[14] ГАТО.Ф. 172. Оп. 2. Д. 436. О построении Борисоглебской церкви. С. 101, 161.
[15] Илиодор, с. 18–19.
[16] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 465 Протоколы Новоторжского городового магистрата. 1786 г. Л. 25. 28.02.1786.
[17] Там же. Л. 37 об. – 38 об. Л. 47-47 об.
[18] Там же. Л. 72
[19] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 466а. Протоколы Новоторжского магистрата 1785 г. С. 80.
[20]ГАТО. 172. Оп. 2. Д. 436. О построении Борисоглебской церкви. Л. 174.
[21] Там же. Л. 265, Л. 285
[22] Там же Л. 258.
[23] Там же. Л. 535 об.
[24] Архимандрит Мисаил II (ск. 26.12.1807) управлял Новоторжским Борисоглебским монастырём с 1791 по 1795 год.
[25] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 22. или 23. Наряд о закончании строения Борисоглебской церкви. Л. 3.
[26] Там же. Л.5.
[27] Там же. Л. 9.
[28] Евгений(Романов, 22.12.1765 – 9.12.1811) – настоятель Новоторжского Борисоглебского монастыря с 1795 по 1799 год.
[29] Из этого следует, что на тот момент деньги на строительство собора хранились в монастыре, но настоятель не мог самостоятельно их взять из места хранения.
[30] Из магистрата был послан ответ, что ещё в 1785 г. для этих целей были избраны 42 человека. (ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 22. или 23. Наряд о закончании строения Борисоглебской церкви. Л. 12-13).
[31] Там же.
[32] ГАТО. Ф. 172. Оп. 2. Д. 842. Отпуск с посланного на апелляцию о поставке кашинским купцом Манухиным в монастырь чугуна; Д. 878. О поставке Манухиным в Борисоглебский монастырь чугуна. 1795 г.
[33] Илиодор: с. 12.

   
     (Текст статьи со странички Нины Лопатиной в Контакте.)

     (Фото. № 16, 17 из группы ТВЕРСКИЕ СВОДЫ в Контакте. 2023 г.)

    


Посмотреть всю карту