Никольское (Никольское-Черенчицы) - Воскресения Христова церковь-усыпальница

ПЕРЕЙТИ В ФОТОАЛЬБОМ
    

Воскресенская церковь


   Село Никольское-Черенчиц, от Твери 82 версты, от Торжка 16 верст.

   Церковь-усыпальница в усадьбе выдающегося русского архитектора Николая Александровича Львова (1751-1803) Никольское-Черенчицы Новоторжского уезда. Расположена при въезде в усадьбу, к востоку от главного усадебного дома, где находится до настоящего времени. Церковь-усыпальница в честь Воскресения Христова-прославленное творение знаменитого зодчего построена на холме с искусственной насыпью. Благодаря своему местоположению она являлась одной из композиционных доминант усадебного комплекса.
   Строительство здания, которое в литературе обычно называют "мавзолеем", было начато в 1789 г. В сентябре этого года Н.А. Львов сообщал в Тверскую консисторию, что он "положил основание церкви во имя святителя и чудотворца Николая". В 1793 г. сооружение, первоначально задуманное как храм в честь святого покровителя владельца усадьбы, получает новое наименование-во имя Воскресения Христова. Строительство нижнего яруса церкви было закончено в 1795 г., но освящен он был уже после смерти Н.А.Львова - 21 августа 1806 г. Очевидно, в эти же годы была завершена и верхняя часть здания. Объемно-пространственное построение храма, характер оформления его интерьеров строились на смысловом и художественном противопоставлении нижнего цокольного яруса и верхнего объема. Облицованный валунами мощный цокольный этаж предназначался для усыпальницы семьи Львовых. Именно здесь были похоронены Н.А. Львов и его жена М.А. Львова, урожденная Дьякова. Внутреннее пространство усыпальницы состоит из перекрытого купольным сводом круглого в плане зала и окружающих его галерей. Облик этих низких сводчатых помещений очень прост и скромен. Верхняя часть здания представляет собой изящную шестнадцатиколонную ротонду, увенчанную широко известным изобретением архитектора - "двойным куполом". Интерьер верхнего зала подчеркнуто наряден и жизнерадостен. В его оформлении Н.А.Львов использовал искусственный мрамор, хрусталь, наборный паркет. Стены храма украшала живопись на евангельские сюжеты.


Фото. из издания Грабарь И. История русского искусства. Том 3. Петербургская архитектура в XVIII и XIX веке. - М., 1910. предоставлено Андреем Ага.


   Церковь Воскресенская, построена в 1800 году, каменная, престолов два: верхний Воскресения Христова, нижний теплый Святителя Николая.
   Церковные документы: опись 1846 года, метрики с 1806 года, исповедные с 1826 года, план на землю.
   В 1901 году служили: Священник Алексий Афанасьевич Титов 37-ми лет, студент семинарии, священником с 1886 года, награжден в 1898 году набедренником. Псаломщик Иван Алексеевич Миронов 60-ти лет, в должности с 1859 года.
   Прихожан в селе Никольском, в деревнях Челядине, Якимове, Заполье, Коробове, Удальцове, Насывкине, Головорезове - 140 дворов (364 мужчины, 467 женщин).
   В 1914 году служили: Священник Алексий Титов 50-ти лет, окончил семинарию, на службе 26 лет. Псаломщик Николай Сдвиженский 35-ти лет, на службе 4 года, в Воскресенском храме 1 год.
   Прихожан в деревнях Челядино, Якимово, Заполье, Коробово, Насывкино, Головорезово - 453 мужчины и 562 женщины.

   
     (По материалам статьи А.В. Горбунов. Мемориальные сооружения в дворянских усадьбах Тверского края. и материалам изданий Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. - Тверь, 1901., Справочная книга по Тверской епархии. Тверь, 1915.)

     (Фото. № 1 hram-tver. 2012 г. Фото. № 2 из издания Грабарь И. История русского искусства. Том 3. Петербургская архитектура в XVIII и XIX веке. - М., 1910. предоставлено Андреем Агафоновым.)
    


   Сквозь кроны старинного парка просвечивает необыкновенной гармонии ротонда с колоннами римско-дорического ордера, храм-усыпальница Н. А. Львова и членов его семьи. Возведенная на пригорке из вынутого под Церковный пруд грунта, светлая ротонда как бы летит, реет над округой доброй улыбкой, от лица хозяина приветствует посетителей этого места, некогда славившегося гостеприимством, красотой и необычными, как теперь принято выражаться, ноу-хау.
   Приблизившемуся путнику по-хозяйски запертая в ожидании реставрации летняя церковь-ротонда с прекрасным названием «Воскресение Господне» жалуется на свою неприкаянность – откровенно демонстрирует нанесенные ей многолетним небрежением людей раны: битую лепнину, полустертые фрески, слоящийся от сырости кирпич, исцарапанные каракулями стены и колонны.
   Вроде, и Великая Отечественная обошла это место стороной (в усадьбе стоял штаб 212-й штурмовой авиационной дивизии под командованием знаменитого летчика Г. Ф. Байдукова). Но при наших безответственности с бескультурьем и войны, как говорится, не надо: годами безжалостно сносили все чуждое гегемону-пролетариату «до основанья». Лишь теперь, поездив по миру и обзавидовавшись сохранности там всего исторического, опамятовались: и в том деле ведь мы, россияне, были первыми, и в этом – гораздо лучшими, но никто об этом не знает, потому что и память обо всем этом поотшибали-то себе сами. Выросли целые поколения людей, в представлении которых вся история России и началась, прости Господи, только после Октябрьской революции.
   В начале прошлого века «озаботились» было сохранностью Никольского храма некие «реставраторы», которые соскоблили с шара на куполе всю позолоту. Когда они пустились еще и копаться в нижнем храме, местные жители забили тревогу. Как помнят, определили этих псевдореставраторов в тюрьму за нанесенные церкви увечья аж на восемь лет.
   В верхней части двойного купола (особенность многих львовских проектов) сейчас недостает стекла. И надо бы перед зимой вставить, да не взобраться теперь наверх по вконец обветшалым лестницам – общественные смотрители храма ищут технику с высокой стрелой.
   Нижняя, теплая церковь в цокольном этаже из темных блоков колотого валуна носит имя небесного покровителя хозяина усадьбы святого Николая Мирликийского, Божия Угодника. Подобно крупным крестам на его иконном одеянии падает на пол из диковинной формы церковных окошек дневной свет. Храм этот вообще полон спрятанных в его толстых стенах архитектурно-строительных секретов освещения и отопления.
   Вход в крипту надежно засыпан. По воспоминаниям аборигенов и легендам Никольского, львовская усыпальница была нарушена в тридцатые годы прошлого века, когда церковь закрыли. Иконы из храма и колокола со звонницы красного кирпича рядом с ним увезли в Торжок, а церковные книги и надгробные плиты так и оставались валяться по округе.
   Ворами-разрушителями крипты называют местных хулиганов Олега и Германа Чабровых. Те якобы вскрыли облитые свинцом гробницы, под которыми лежали мужчина с кортиком, имевшим позолоченную рукоятку, и женщина с рыжей косой. Один из воров унес домой кортик и выхвалялся им года три или четыре, пока сам не наткнулся на его клинок и не умер.
   Одна из львовских надгробных плит, впрочем, уцелела и до сих пор лежит на складе колхоза, который соглашается отдать ее лишь тому, кто будет серьезно заниматься реставрацией объекта. Что на самом деле сохранилось в склепе – никто не знает наверняка, потому что археологических изысканий в усадьбе не проводилось.

   
     (По материалам статьи Л. Сидорова. В Никольское, к великому архитектору маленькой вселенной. // Тверская старина. 2020. № 40.)

    


Посмотреть всю карту